Глаукома: между полюсом холода и экватором

Золотая середина отношений к больному глаукомой – в каждой семье своя

Помощь больному глаукомой не в том, чтобы взять на себя роль «спасителя», полностью ответственного за качество его жизни, и быть в состоянии постоянной тревожности

В предшествующей статье мы говорили о часто встречающейся опасности холодного (безразличного, отстраненного, равнодушного) отношения семьи к больному глаукомой, а также о необходимости внутренней «инвентаризации» своего психологического настроя со стороны каждого члена семьи. В этом материале мы постараемся немного раскрыть эту, к сожалению, всегда злободневную, тему и обратить ваше внимание на другую крайность отношения семьи к своему больному глаукомой – так называемые гиперопеку и созависимость.

Нам могут возразить, что проблема зависимости актуальна для семей с больными алкоголизмом, наркоманией, нехимическими расстройствами личности (игроманией и др.), однако в настоящее время считается, что длительное проживание рядом с тяжелобольным человеком (а глаукомой в основном заболевают возрастные люди с букетом хронических патологий) также требует от семьи мужества и соблюдения определенных правил для сохранения собственного психического и психологического здоровья.

Гиперопека, или гиперпротекция (гиперзащита) может встретиться в семье, где заболевает сравнительно молодой человек, мать которого еще жива. Поскольку гиперопека представляет собой вариант родительско-детских отношений, она может рассматриваться только как вариант взаимоотношений между больным взрослым и его родителями. О сущности этого явления можно прочитать на многих психологических и медицинских сайтах (например, здесь или здесь ), хотя в основном на них обсуждаются проблемы гиперопеки молодых матерей и бабушек над ребенком младшего и среднего возраста. Последствия гиперопеки в отношении тяжелобольного взрослого в специальной литературе освещены гораздо скромнее, а в отношении больного глаукомой – такие сведения практически отсутствуют.

Гиперопека характерна для дисфункциональных семей, «…порождающих неадаптивное, деструктивное поведение одного или нескольких ее членов, в которой существуют условия, препятствующие их личностному росту» [http://www.psy-pro.com/family/507-disfunkcionalnaja-semja-chto-jeto-takoe].

Проблема созависимости в дисфункциональных семьях описана, например, в книгах известного отечественного психолога — аддиктолога Валентины Москаленко. С ее книгами по созависимости можно ознакомиться здесь или здесь.

Гиперопека выражается в чрезмерной ответственности близких за судьбу больного, искаженном представлении об ответственности перед ним, ложной жертвенности («Живем одним днем», « Сегодня ради него/нее себя не пощадим, а завтра будь что будет» и т.д.). Такие ситуации тем тяжелее, что в России они считаются в порядке вещей благодаря национальным вековым установкам. Кроме того, сам гиперопекающий родитель нуждается в психологическом сопровождении и коррекции своего состояния: он обычно агрессивно настроен в отношении любой критики в свой адрес и встречает ее как личное оскорбление в лучших чувствах, то есть в проявлении естественной родительской любви в понимании такого родителя.

Возникает так называемый паттерн повседневности, в котором повторяются одни и те же ритуалы психологического сопровождения (бытовые процедуры, прогулки, общение, помощь в выполнении каких-либо действий и прочее). В результате в семье со взрослым больным человеком возникает неестественное распределение социальных ролей: «ребенок» занимает главенствующую позицию, родители и остальные члены семьи – вторичные. Появляется благодатная почва для манипулирования родителями, что и происходит достаточно часто.

Помимо всего прочего, такие «царевичи» чаще всего инфантильны и/или слабо/без-вольны, что, в контексте нашей темы обсуждения, не добавляет им шансов на быструю и успешную социализацию в период реабилитации после операции диагностированной глаукомы. Они живут как бы «без воздуха», не имея собственных представлений о том, как сопротивляться и как адаптироваться, как жить с новым качеством зрения и что стало возможным, а что – запретным.

Другая крайность в отношении семьи к больному глаукомой (также со знаком минус) – это отношения созависимости членов семьи с больным. В общежитейском смысле эта проблема соприкасается еще с одной глобальной и «больной» проблемой человеческого сообщества, большого или малого, государства или семьи, – умением любить.

Мы вышли на неожиданный уровень обсуждения проблем, сопутствующих глаукоме, — не правда ли?

Подобно гиперопекающим, в созависимость от своего больного родственника погружаются наиболее близкие люди, искренне любящие больных и желающие им помочь, но на самом деле занимающиеся лишь саморазрушением. Созависимый настолько растворяется в жизни и проблемах своего родного человека, что постепенно «размывает» и теряет границы собственного психологического пространства, теряет себя в буквальном смысле слова. Он теряет самоуважение, забывает прошлые собственные интересы и увлечения, пренебрегает своими желаниями и потребностями в нормальном отдыхе и образе жизни. Этот момент очень труден для осознания, но совершенно необходимо, чтобы ухаживающие за больным (в том числе за больным глаукомой в период подготовки и проведения хирургического вмешательства, адаптации и реабилитации) понимали, каким образом их любовь может оказать поддержку и спасение.

Помощь больному глаукомой состоит не в том, чтобы взять на себя роль «спасителя», полностью ответственного за дальнейшее качество его жизни и быть в состоянии постоянной тревожности и напряжения, а в том, чтобы мотивировать своего подопечного на самостоятельную адаптацию к жизни другого качества, говоря: «ты можешь на меня рассчитывать, я всегда рядом, но ты и сам обязан мобилизоваться, и вместе мы сильнее»

Тем самым в семье сохраняются здоровые отношения между людьми, когда у каждого есть свои собственные психологические ресурсы адаптации, но есть и возможность “заимствования» психологического ресурса любви в трудный момент.

В противном случае очень велика вероятность того, что в семье поселится «вечная жертва, которая возмущается несправедливостью мира, хочет, чтобы ее все жалели и защищали, но при этом не будет предпринимать никаких попыток адаптироваться к глаукоме.

Итак, семья с диагностированной глаукомой оказывается между крайностями психологической установки по отношению к своему больному глаукомой. Она обязана выработать для своего семейного сообщества собственную позитивную стратегию взаимоотношений, в которой бы соблюдались права и обязанности сторон и не происходили аффективные выбросы, присущие, к сожалению, многим возрастным больным глаукомой. Семья должна проявить мужество и мудрость, не впадая в крайности гиперопеки, созависимости, равнодушия и безразличия, и найдя собственную золотую середину с умеренным теплым психологически комфортным климатом.

Желаем удачи.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.