Теория и практика жизни в пандемию: надеваем очки и молчим в транспорте

Новейший офтальмологический  обзор по коронавирусу

Из-за низкой частоты обнаружения вируса в конъюнктивальном мешке могло создаться мнение, что глаза не являются основными путями передачи SARS-CoV-2

Глаукома и COVID-19

Дорогие друзья,

Продолжая знакомить вас с материалами о влиянии коронавирусной инфекции на глаза и функцию зрения, мы предлагаем в этом месяце (параллельно с празднованием Лунного Нового Года) обратить внимание на новейший обзор Eyes on coronavirus, подготовленный группой китайских офтальмологов Yan-Ping Li, Ya Ma, Ningli Wang, Zi-Bing Jin (лаборатория фундаментальных клеточных исследований и проблем регенерации сетчатки Медицинского университета Вэньчжоу и Институт офтальмологии Пекинского Медицинского университета) .

Оригинальный текст обзора здесь. Обзор составлен и оперативно опубликован в январе 2021 г. информационным ресурсом Stem Cell Research, специализирующемся на проблемах клеточной биологии (фундаментальных и прикладных).

Эта информация полезна не только больным глаукомой, но и всем интересующимся рисками заражения ковидной инфекцией.

Авторы подчеркивают, что до настоящего времени в литературе нет четких системных описаний глазных осложнений у пациентов, инфицированных SARS-CoV-2, то есть нет научно-доказательной концепции обоснованной терапии этих тяжелых состояний. Они сосредоточили свое сообщение на существовании двух основных рецепторах вируса SARS-CoV-2 в клетках тканей глаза человека.

Коронавирусы проникают в клетки-хозяева (переносчики в живой природе достоверно не установлены) с помощью двух основных «агентов вторжения» — внутри- и внеклеточного (межклеточного).

Первый ─ так называемый функциональный рецептор ACE2 ( проходящий сквозь клеточные мембраны). Обнаружение этого рецептора в секрециях, в том числе в конъюнктивальной (слезной) жидкости, заставляет по-новому взглянуть на его роль в пандемии.

О структуре и физиологической роли этого агента – трансмембранного белка – известно, что он участвует в вазодилатации – расслаблении стенок кровеносных сосудов и изменении их потребности в кислороде.

Второй «агент вторжения» — рецептор CD147, или мембранный белок, связанный с определенным геном BSG. Именно на этого агента нацелена основная антивирусная терапия при лечении SARS-CoV-2.

В связи с ролью агента CD147 обсуждается и роль белкового продукта этого же гена — басигина (англ. Basigin).

В 2015 г. было установлено, что этот белок представлен в организме двумя субтипами – басигин-1 и басигин-2. Первый из них специфичен для сетчатки глаза и присутствует на поверхности ее элементов (палочек и колбочек), тогда как второй обычен.

Есть мнение, что мутации гена BSG и соответственно уровень басигина-1 весьма значимы для качественного зрения и могут являться здесь определяющим фактором. Сообщается, например, что только в первые месяцы 2020 года у китайских школьников и детей, находящихся на дистанционном обучении (длительно находящихся у мониторов) уровень миопии вырос на 11%. С уровнем басигина связывают также тяжесть клинической картины мелкоклеточного рака, инфекционных заболеваний (малярии, кори), нарушенного эмбриогенеза и других патологий.

В специальном разделе авторы рассматривают возможные механизмы проникновения коронавируса через слизистые оболочки глаз в «носослезную систему» (nasolacrimal system) и затем в бронхолегочную ткань. При этом авторы предполагают высокую вероятность того, что рецептор АСЕ 2 повреждает сетчатку. Пути проникновения вируса в организм проиллюстрированы авторами на нижеприведенной схеме.

Изображена инвазия (вторжение) SARS-CoV-2 в сетчатку и функция CD147 / базигина. На верхней части (A) SARS-CoV-2 проникает в клетки-хозяева через белок клеточной мембраны ACE2 или через связку CD147 / базигин непосредственно в сетчатке.
На нижней части рисунка (B) продемонстрированы множественные функции связки CD147 / базигин в передаче вирусов ВИЧ, кори, онкологических заболеваний.

Авторы детально разбирают вопрос о выраженном конъюнктивите как диагностическом критерии наличия инфицированности коронавирусом. Они приводят мнения о том, что, чисто анатомически, поверхность передней камеры глаза представляет собой такой же открытый входной шлюз для вируса, как и верхние дыхательные пути. Поэтому выдвигается предложение о необходимости взятия мазков не только из пазух носа, но и с конъюнктивальных выделений как начальных диагностических процедур. Есть также мнение, что ношение очков может предотвращать риски заражения при неосознанном прикосновении рук к области глаз.

Предположительно, из-за низкой частоты обнаружения в конъюнктивальном мешке возникло мнение, что глаза не являются основными путями передачи SARS-CoV-2

Авторы указывают, что отдаленные последствия ковидного заражения глаз у людей почти не изучены, хотя давно известно, что у животных (кошек) они достаточно тяжелы: увеит, отслоение сетчатки, хориоретиниты, офтальмоневриты, снижение числа фоторецепторов и ганглиозных клеток и снижение функциональной активности (электропроводимости) нейронов.

Наконец, авторы обращаются к связи рецептора АСЕ 2 с работой системы РАС (ренин-ангиотензивной), ответственной за состояние кровеносных сосудов и регулирование кровяного давления.

Показано, что ACE2 работает в качестве одного из связывающих белков SARS-CoV-2 и в целом защищает кровеносную систему от внешнего агрессора, будучи тромболитически активным компонентом. При этом существует до 9 (возможно, более) ферментных субтипов этого агента, расширяющих стенки сосудов именно сетчатки глаза. Это показано на схеме, иллюстрирующей как общебиологическую (А), так и «внутриглазную» (В) функцию ангиотензивных компонентов данного рецептора вируса.

Становятся все более очевидными глубинные риски вторжения вируса в тонкие структуры и функции рецепторных компонентов клеток тканей глаза

Поскольку РАС играет ключевую роль в контроле баланса воды и электролитов, то и в сетчатке глаза локальная РАС играет важную роль ка регулятор ее нервно-сосудистой функции и состояния капилляров (что хорошо изучено на примере диабетической ретинопатии).

Теперь появляется возможность сопоставить известные данные с тем, что ACE2, как участник событий в цепи COVID-19, является «невольным посредником» противодействия инфекции SARS-CoV-2 и очень популярной терапевтической мишенью. Более того, на практике рекомбинантный человеческий ACE2 (rhACE2) представляет собой растворимый белок, который может связывать SARS-CoV-2 в качестве мишени для подавления способности заражения вирусом; это показано на культурах тканей и кровеносных сосудов. Таким образом, как жертва вируса, ACE2 одновременно представляет собой и перспективное защитное средство от катастрофических последствий SARS-CoV-2.

Еще одна полезная по своему содержанию публикация начала года – обзорная статья о безопасном поведении в общественном транспорте. Материал, подготовленный группой авторов (Carlos Felipe Pardo, Silvana Zapata-Bedoy, Andrea Ramirez-Varel и др) при участии Collaborative Modeling Group on Mobility and COVID-19, был разработан для профилактики заражения коронавирусом в общественном транспорте применительно к городам Латинской Америки. С оригинальным текстом, размещенным в издании Infectio и оцененным как актуальный опережающий (лето 2021 г), можно ознакомиться здесь или здесь.

Примечательно, что авторы детально разбирают возможные варианты воздушно-капельного заражения в транспорте и предлагают реальные способы снижения рисков, в том числе соблюдение режима молчания, поскольку при разговоре в воздушной среде резко повышается объем частиц –носителей вируса.

Авторы сообщают: можно снизить риск заражения ковидной инфекцией в общественном транспорте и/или автомобиле с учетом пяти факторов:

1. Поведение пользователя: молча, с правильно настроенной маской и постоянной защитой глаз (то есть, маски достаточно плотно пригнаны). Также недопустимы прием пищи и разговоры по мобильным телефонам во время поездки.

Молчание важно, потому что четыре минуты диалога (по степени риска! – ред.) эквивалентны 30 секундам чихания

2. Тип системы вентиляции (естественная, кондиционер), и характеристики обновления воздуха (вероятность заражения снижается при частом обновлении воздуха).

3. Близость между контактами: расстояние между людьми в зависимости от вентиляции и продолжительности поездки (то есть чем хуже вентиляция и большая продолжительность, большее расстояние, тем выше риски заражения).

4. Продолжительность поездки: короткие поездки вызывают меньшее воздействие; через 15 минут уже повышается риск заражения.

5. Частота уборки поверхностей: соблюдение норм и правил, уже установленных на государственном уровне.

Важно, что в приведенной здесь схеме путей обеспечения инфекционной безопасности общественного транспорта ношение маски и очков и молчание выведены как первоочередные требования к пассажирам.

Итак, материалы февраля достаточно интересны и необычны. Давайте совместно их обсуждать.

До встречи.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.